ВСЕМ ПРИВЕТ!

Здравствуйте, дорогие гости! Вам здесь рады.
Правила поведения очень простые - избегать по возможности ненормативной лексики и не обижать никого из моих друзей.
За последнее - бан без рефлексий и рассуждений.
Приятного чтения.
P.S. Чуть не забыла. В этом ЖЖ не принято публично исправлять опечатки в постах и комментариях. Давайте будем доброжелательнее друг к другу.
P.P.S. Оглавление книжек вот тут:

Ученик архитектора Сантини
http://alise84.livejournal.com/243395.html

Артиллерии поручик или шпага короля Августа
http://alise84.livejournal.com/272573.html

Студент амстердамский
http://alise84.livejournal.com/282537.html

Из записок декабриста  Петра Павловича Свиньина
http://alise84.livejournal.com/328520.html

Рогервик или удивительные похождения Сэма из Абердина
http://alise84.livejournal.com/379816.html

Архнадзор
http://alise84.livejournal.com/403671.html

Вынужденное послесловие: дорогие юзеры, не таскайте чужие посты без ссылок. Нехорошо.
Еще более вынужденное послесловие. Практически крик души. Дорогие гости, для высказывания ваших политических взглядов у вас есть собственные ЖЖ. Очень прошу в моём ЖЖ высказываться по теме моих постов. Буду банить.

Летний блюз в БЗК

Концерт Олега Аккуратова в Большом Зале Консерватории. 12 июня 2017 года.

Признаюсь сразу, поход в Большой Зал консерватории все время требует от меня недюжинных волевых усилий.
Непередаваемое количество сувенирной продукции с ландышами в фойе, включая фартуки и подушечки, наводит на мысль, что перед зданием стоит памятник Оскару Фельцману, а не Чайковскому.
Буфеты, переделанные из туалетов, ни на какие мысли не наводят, просто отбивают охоту туда зайти.
Некоторые имена на афишах в соседстве с блестящими и достойнейшими приводят в оторопь, а умение завсегдатаев БЗК с треском разворачивать фольгу от шоколадок во время исполнения музыки вызывает трепет и страх за свою нервную систему одновременно.
Понятно, что при таком раскладе повод для посещения зала должен быть весомейшим. И он настал.
Двенадцатого июня в БЗК состоялся первый на этой площадке сольный концерт Олега Аккуратова при участии Московского джазового оркестра под управлением Игоря Бутмана.
Двадцатисемилетний Олег Аккуратов буквально ворвался в российскую исполнительскую элиту , сразу заняв в ней свое собственное место. И понятно, что зал вчера был полон. БОльшая часть зрителей была привлечена относительно новым, но уже популярным именем и достойной программой.
Были и те ( процентов пять от общего числа), кто пришел потешить свое любопытство ( Олег слеп от рождения).
Разочарование постигло любопытствующих в первые же минуты концерта. Соната Бетховена "Аврора" была сыграна сильно, сверхтехнично и даже с аристократическим блеском.
В прошлом веке многие критики писали, что финал "Авроры" был доступен только "стальным пальцам Листа". Можно сказать, что пальцы Олега Аккуратова справились с ним не хуже.
При этом пианист продемонстрировал не только мощное волевое начало, но и способность к тонкой нюансировке и передаче широкого спектра эмоций.
И Шопен и "Баркарола" Чайковского тоже были вполне убедительны, Лист же вообще композитор, который Олегу Аккуратову "показан". Присущий листовским рапсодиям оттенок импровизационности очень близок дарованию пианиста, а его прекрасная техника дает возможность реализовать все скрытые в музыке смыслы.
В целом в первом отделении Аккуратов произвел впечатление сильного техничного пианиста со складывающимся интересным почерком.
Второе, посвященное "Рапсодии в стиле блюз" Джорджа Гершвина, внесло в этот образ серьезные и положительные коррективы.
В настоящее время блюз играют многие классические пианисты. Но далеко не все умеют в этой игре совмещать классическую строгость и ясность линий с импровизационным началом и яркой эмоциональностью. Олегу Аккуратову это удалось в полной мере. Были и импровизация, и прекрасный диалог с оркестром, и Roaring Twenties и наш грустный и удивительно мудрый для столь молодого человека взгляд на это время.
Не удивительно, что зал бушевал. Овация и крики браво продолжались несколько минут.
Дебют на сцене БЗК состоялся.
Восьмого июля Олег Аккуратов со своим трио играет на джазовом фестивале в Ленинских горках.
http://blog.cety.ru/anna-sokolskaya/10550-letniy-blyuz-v-bzk.html

ИСКУССТВО КРОЙКИ И ЖИТЬЯ

Спектакль "Мой внук Вениамин" в Московском драматическом театре "Турандот". 03.06.2017
Уже пару лет критики пишут о том, что в крупных городах обвально растет число театральных студий и маленьких театров. Снова, как в семидесятые, зрители едут куда-нибудь в подвальчик или в актовый зал НИИ, а сведения об интересных спектаклях передает сарафанно-фейсбучное радио.
Похоже, что зритель устал от помпезных постановок, театральные эффекты его уже не прельщают ( все равно не получается как во "Властелине колец"), ему хочется прямого контакта с актером - глаза в глаза, хочется старинной магии театра, а не демонстрации мастерства постановщиков.
Пьеса Людмилы Улицкой " Мой внук Вениамин" - идеальный материал для камерного театра. Пять персонажей, минимум декораций.
Материал интересный, яркий, живой.
И студия "Турандот" представила зрителям не менее яркий спектакль, поставленный Владимиром Чуприковым.
Начинается он почти как клоунада. Портниха Эсфирь Львовна Брауде- рыжий клоун ( Наталья Унгард ) и акушерка Елизавета Яковлевна Винавер - белый (Татьяна Андреева ) беседуют о поездке Эсфири в Бобруйск в поисках невесты для сына.
Наталья Унгард вдохновенно играет еврейскую комическую старуху, в традициях театра братьев Адельгейм и "Блуждающих звезд" Шолом-Алейхема.
В начале действия я, сравнивая её персонажа со своей бабушкой, думала:"Нет, тут не так, вот это она говорила по-другому", потом ждала, что Наталья скажет любимое бабулей слово "дрек" и смеялась с залом, а потом поняла, что актрисы незаметно для зала уже играют трагедию, играют не выходя к рампе, не произнося пафосных монологов...
И Елизавета уже не нелепа, она умна, иронична, даже красива. И Эсфирь не груба и не глупа, просто она мечтает о доме, о большой семье, о том, что "мы пол отциклюем, мы шторки повесим"...
И когда она говорит о Сонечке, неудавшейся жене своего сына Левы: " Да какая же горькая дважды сиротская кровь, как ни еврейская", - у людей в зале уже стоят в глазах слезы.
И дальше уже все видишь под другим углом: и лампу, и фотографии на стене, и шляпки на вешалке. И руки. Руки актрис постоянно что-то делают: шьют, разглаживают скатерть,шьют. И делают это так выразительно, что сразу вспоминаешь много поколений других рук, рук их предков: портных, ремесленников, скрипачей...Винаверов, Брауде, Яхилевичей...тех, кого расстреляли в Бобруйске в один день, и в память о которых так мечтает Эсфирь женить своего Лёву на дочке Симы Винавер.
Вообще надо сказать, что все задействованные в спектакле актеры составляют очень гармоничный ансембль, а Влад Токарев еще и демонстрирует интересный вокал. Он поет знаменитую Nessun dorma - арию Калафа из оперы Пуччини "Турандот".
Нельзя сказать, что спектакль свободен от недостатков. Мне, например, несколько скомканным показался финал, во многом случайным подбор музыки.Однако в целом его можно оценить, как безусловную актерскую и режиссерскую удачу.
http://blog.cety.ru/anna-sokolskaya/10506-iskusstvo-kroyki-i-jitya.html

"НЕЛЮБОВЬ" АНДРЕЯ ЗВЯГИНЦЕВА

"НЕЛЮБОВЬ"
Получилось так, что я сначала посмотрела фильм, а потом прочитала отзывы на него. Прочитала и оторопела. О каких ужасных мерзких людях говорят некоторые критики? Где они их нашли? Неужели это спасатели, день за днем прочесывающие зимнюю Москву в поисках пропавшего мальчика, их руководитель, следователь, замотанный работой, но пытающийся помочь матери ребенка, ее новый муж, который едет с ней расклеивать листовки, а потом и в морг?
Как бы тогда все было просто и где-то даже утешительно. Злые люди погубили мальчика Алешу. А мы - не злые. Значит с ними и с нашими детьми всё будет хорошо.
Но экзистенциальный, хтонический, адский, сковывающий льдом ужас картины Звягинцева в том, что все окружающие Алешу люди совсем не злодеи.
Они просто люди, занятые своей ипотекой, поисками нового партнера, раз уж семья распадается, работой...
В свое время мне доводилось говорить на радио о том, что еще в семидесятые психологи и социологи забили тревогу: выросло поколение людей, не способных выражать свои чувства, не ценящих семейные отношения и привязанности.
Герои "Нелюбви" - их дети. Алеша - внук. И самый страшный герой в этом фильме, во всяком случае для меня - Алешина бабушка, передавшая свою неспособность любить дочери и неспособная ни на какую эмоцию.
В конце фильма каждый из героев несчастен в новой семье. Тупо сидит перед телевизором Алешин отец, посадив в манеж своего ребенка от новой жены.
Бежит в никуда по беговой дорожке, пока ее муж смотрит телевизор, его мать.
И кажется, что выхода нет...потому что некуда бежать, некуда идти.
Но он есть. Выход и спасение в тех людях, самых обыкновенных, существующих не только в кино, но и в жизни, которые готовы сутками безвозмездно искать чужого ребенка. Мы все еще кому-то нужны. Это - спасение от нелюбви.



http://blog.cety.ru/anna-sokolskaya/10507-nelyubov-andreya-zvyaginceva.html

Судьба, судьбы, судьбе...

НАДЕЖДЫ МАЛЕНЬКИЙ ОРКЕСТРИК. Олег Погудин в ММДМ. 1 июня 2017 года.

У произведений Окуджавы непростая судьба. Его песня к фильму об обманутых надеждах целого поколения стала церемониальным маршем, его прекрасную прозу читают немногие, его сценическое воплощение в сериале "Таинственная страсть" - Кукуш Октава - мотается по городу со странным выражением лица и гитарой, теряясь на фоне блестящих квази- Вознесенского, Евтушенко и Рождественского.
В начале пути поэта советская критика назвала его "Вертинским для недоучившихся студентов", а не так давно Дмитрий Быков в своей монографии разделил людей на две группы: поклонников Окуджавы и поклонников Галича и провозгласил Булата Шалвовича реинкарнацией Блока.
Ну поскольку я Городницкого люблю и ни в какую шеренгу из предложенных весомым Дмитрием Львовичем вставать не собираюсь, то предупреждаю сразу: ждать от этого текста патетики, восклицательных знаков и описаний "очередного триумфа Маэстро" не надо.
Интереснее другое: то как мы сейчас пытаемся сами себе ( чуть было не написала "сочинить и песни и судьбы") сконструировать свое прошлое. Точнее переформатировать его.
Еще в моем детстве Хрущев был дурачком, стучавшим ботинком по столу, в шестидесятые по улицам ходили какие-то "стиляги", главными поэтами были Вознесенский, Евтушенко и Рождественский. Особенно "главными" они стали , отметившись, каждый по-своему, в ленинской теме.
С Окуджавой было сложнее.
Песни для кинофильмов, гимн КСП, проза, печатавшаяся, как, например, "Путешествие дилетантов" не в толстых литературных журналах, а в "Науке и жизни"...
Все это было казалось чем-то маргинально-интеллигентским с одной стороны, но и маркером и знаком принадлежности к определенному кругу с другой.
Пароль: "Закрытой двери грош цена".
Ответ: "Замку цена копейка".
Года минули, страсти не улеглись, но представление об эпохе, именах и их значении изменилось. Вдруг оказалось, что мы все в огромной степени "дети оттепели", что эту эпоху нам еще изучать и изучать.
При этом удивительно ( или не удивительно), но чем больше писательских и поэтических имен возвращается к нам в культурный обиход, чем насыщеннее становится наше культурное пространство, тем больше меняются наши оценки.
И сейчас уже ясно видно, что громкие стадионные шестидесятники для нашей литературы во многом маргинальны, а Окуджава - поэт, являющийся продолжателем традиции Серебряного века ( почти последний символист) -во многом определил мировоззрение целого поколения.
Видно и другое. Хотя многие его поэтические произведения по отдельности достаточно уязвимы, в них есть что критиковать, но в целом они образуют некий монолитный корпус текстов, обладающий огромной художественной ценностью, тайной пушкинской и явной личностной свободой, верой, пусть и не привязанной к конфессии, но видимой в том свете, который шел от его творчества.
Да и вообще со временем становится понятно, что некоторая негладкость, шероховатость, неотполированность текста часто - признак его подлинности.
Ахматова могла написать
"Этот, уходя, не оглянулся,
Этому я эту песнь пою..",
Поэт -песенник расставил бы все местоимения по местам.
Олег Погудин с его интересом именно к поэтическому слову пройти мимо творчества Окуджавы не мог.
И в его интерпретациях это слово звучит убедительно, ярко и, что очень важно, по-своему. Говорю это как человек, который слышал Булата Шалвовича.
Конечно, огромную роль в этих интерпретациях играют аранжировки, которые делают песни более объемными, а иногда и более тонкими, но прежде всего тут важна личность артиста.
Концерт из песен Окуджавы это тот редкий случай, когда личность исполнителя почти совпадает с лирическим героем, которого нарисовал поэт. Идеальное попадание в образ, стилистику, внутренний мир поэта, понимание времени, его водоворотов и соблазнов. И при этом очень бережное, осторожное, даже трепетное отношение к словам и мыслям автора. И умение отодвинуться в тень, дать слово самому поэту, что при масштабе личности артиста и его темпераменте производит особенное впечатление.
Понятно, что зрители всех возрастов реагируют на исполнение Погудиным Окуджавы восторженно, цветы не умещаются на двух столах, в зале рыдают, смеются, аплодируют.
Конечно, так и тянет закончить рецензию словами "Не оставляйте стараний, Маэстро!", но это уже написано тысячу раз, поэтому в завершение будут другие строки, может не такие оптимистичные, но ведь "мы счастливыми не станем притворяться"... К тому же Окуджава не любил патетики.

Вот комната эта - храни её Бог! -

Мой дом, мою крепость и волю.

Четыре стены, потолок и порог,

И тень моя с хлебом и солью.

И в комнате этой ночною порой

Я к жизни иной прикасаюсь.

Но в комнате этой, отнюдь не герой,

Я плачу, молюсь и спасаюсь.

В ней всё соразмерно желаньям моим -

То облик берлоги, то храма,-

В ней жизнь моя тает, густая, как дым,

Короткая, как телеграмма.

Пока вы возносите небу хвалу,

Пока ускоряете время,

Меня приглашает фортуна к столу

Нести своё сладкое бремя...

Покуда по свету разносит молва,

Что будто я зло низвергаю,

Я просто слагаю слова и слова

И чувства свои излагаю...

"Просто слагать слова" - великий дар. Возможность слышать эти слова - большое счастье.
© 2017
http://blog.cety.ru/anna-sokolskaya/10465-sudba-sudby-sudbe.html