alise84. (alise84) wrote,
alise84.
alise84

Доктор Гааз в ГУЛАГе ( Спектакль "Геликон-оперы")

Пока одни мои знакомые пишут в постах и комментариях о том что симфоническая музыка никому не интересна и в полной аффектации несколько месяцев обсуждают, что мы слушали "Богему", другие стоят в очереди за билетами на оперные спектакли.
А в опере в это время происходят интереснейшие вещи. С одной стороны, постановщики классики настойчиво переносят действие всем известных опер в конец сороковых, пятидетые-семидесятые, видимо пытаясь, наконец, через семьдесят лет, освоить послевоенное время, да и как-то  обжиться в нем.
С другой -  современные композиторы  пишут оперы, связанные с историей.

   Алексей Сергунин, автор "Доктора Гааза" - композитор совсем современный - ему нет тридцати. Он закончил Московскую Консерваторию, запомнился специалистам как автор фортепианной транскрипции "Весны священной" Стравинского и композитор группы "SEMB" ( синтез эстетики модерна и барокко).

Музыкант Алексей обученный и это видно. "Все промелькнули перед нами, все побывали тут" во время прослушивания его музыки: и Шостакович с "Катериной Измайловой", и Стравинский, и Прокофьев и Малер с Бартоком. Это ни в коей мере не упрек, скорее констатация факта. А если к этому добавить, что жанр произведения обозначен как "опера-коллаж", компания подобралась хорошая, а наслушанность композитору никогда не мешала, то все вышесказанное можно счесть и комплиментом.
Сергунин  оказался перед вечной российской задачей - соединить мелос народных песен с западноевропейской симфонической традицией. Он предложил слушателям свои интерпретации каторжных песен "Колодники", "Позабыт-позаброшен".
( Фрагмент песни "Товарищ Сталин, вы большой ученый..." прозвучит тоже и контекст будет вполне уместен.  Включение этой мелодии в оперу вполне понятно. Наше общее тюремное прошлое без нее непредставимо. Вообще интересно, как наше коллективное бессознательное формирует те непреднамеренные источники, которые наиболее ценны для историка. Например, в советской России четырнадцать лет, до расстрела главного редактора, выходил исторический журнал "Каторга и ссылка". Не "Воспоминания каторжан", не "История каторги", а коротко и ясно - "Каторга и ссылка". Так вот и в этом случае разговор про тюрьму и судьбы заключенных не мог не отозваться цитированием этой песни.)
Музыка оперы полна диссонансов. В гармонии каторжники, чиновники, солдаты сольются один раз, когда над телом умершего  доктора зазвучит реквием.
Вообще хор, оркестр и солисты ( как впрочем и всегда в "Геликон-опере") выше всяких похвал.
В отличие от композитора автора либретто Людмилу Улицкую представлять не надо. В этом интервью Людмила Ильинича сама подробно обо всем рассказывает:
 http://www.novayagazeta.ru/arts/72632.html
Добавлю только, что для меня лично приметой авторского почерка Улицкой стал образ Гретхен - сестры доктора.  Такие кроткие, самоотверженные и несчастные женщины на страницах ее книг встречались  не раз, придавая объем и глубину самым простым сюжетам.
Режиссер спектакля  Денис Азаров как и композитор еще очень молод, но уже известен театральной Москве своими постановками   "Елки у Ивановых" в Гоголь-центре и "Страстей по Никодиму" ( по сюжету одного из апокрифических Евангелией) на "Винзаводе". Видимо в силу возраста перед ним стоит та же проблема, что и перед композитором. Трудно пробиться через огромный культурный слой. Поэтому шаблонные и лобовые решения сочетаются в драматургии спектакля с неожиданными и сильными.
Те, кто читал интервью Улицкой, обратили, наверное, внимание, что она сетует на то, что не получилось масштабного шествия каторжников. Но мне кажется, что перевод этой идеи сценариста в камерную плоскость спектакль только усиливает. Мы видим не безликую, пусть и страдающую массу, а конкретных живых людей, которых хочется поименно назвать.
Видим мы персонажей оперы   и в буквальном смысле. Спектакль камерный, идет в зале княгини Шаховской и это позволяет рассмотреть все детали.

( Лестница в исторической фойе)

( Белоколонный зал княгини Шаховской)

Сколько существует искусство, столько идут споры:  какие цели оно преследует. Дать людям отдохнуть, заставить задуматься, пробудить чувства добрые? Выходящие вчера из зала люди обсуждали, в каких благотворительных проектах они бы могли принять участие. И это - свидетельство того, что спектакль, несмотря на все шероховатости, состоялся.

( Могила доктора Гааза на Введенском кладбище)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments